Авторизация на сайте

Энциклопедия

Развитие речи ребенка от рождения до 6 месяцев жизни

Первое полугодие жизни ребенка представляет собой этап эмоционально-личностного общения с окружающими людьми, которое удовлетворяет его потребность во внимании и доброжелательности. Так как эмоционально-личностное взаимодействие оказывает решающее влияние на формирование всех сторон психики младенца, этот этап общения получает статус ведущей деятельности ребенка первого полугодия жизни.
К моменту рождения мозг и особенно кора головного мозга ребенка представляет картину глубокой незрелости. Развитие речи ребенка связанно с органическим развитием его мозга, но, тем не менее, в основном определяется воспитанием ребенка окружающими его взрослыми. Развитие мозга в раннем возрасте происходит очень интенсивно. Однако не следует думать, что органическое развитие мозга является достаточным условием для психического развития ребенка, в частности для развития его речи.
Н. М. Щелованов говорил, что сложные функции коры полушарий мозга организуются во время индивидуальной жизни, в результате взаимодействия организма с окружающей средой, в результате действий сложнейших внешних раздражений на воспринимающие органы и ответного на них реагирования. Если внешних раздражений нет или они недостаточны, то организация работы коры полушарий мозга, важнейшего для человека во всех отношениях органа, задерживается или идет неправильно даже в том случае, если кора мозга по своей анатомической конструкции уже подготовлена к функционированию. Следовательно, воспитание надо начинать своевременно, так как его «дефицит» может возникнуть с первых месяцев жизни ребенка.
Младенца с первых минут жизни окружает множество вещей - пеленки, бутылочки, ложечки, игрушки и т. д. Но как ни странно, маленький ребенок этого не замечает, не видит, несмотря на вполне нормальное зрение. А чтобы он увидел предмет, захотел взять его в руки и рассмотреть, необходимо вмешательство взрослого. Г. Л. Розенгарт-Пупко считала что, речь ребенка надо воспитывать, надо учить его понимать речь окружающих и самостоятельно говорить. Для этого требуется немало усилий со стороны взрослых и активной деятельности самого ребенка в различных видах его деятельности.
Имеется много исследований, которые с большой убедительностью показали, что все психические процессы у ребенка - восприятие, память, внимание, мыслительные операции, воображение - развиваются через речь (Л. С. Выготский, А Л. Леонтьев, А. Р. Лурия и др.). Результаты таких исследований детской речи и данные, полученные другими советскими исследователями, показали, что основной формой воспитательного воздействия, обеспечивающего своевременное развитие речи, является общение, т. е. такое взаимоотношение взрослого с ребенком, при котором ребенок не только пассивно претерпевает воздействие взрослого, но и сам становится активно действующим лицом. Общение с ребенком должно лечь в основу всех форм воспитательного воздействия на него, начиная с первого месяца жизни.
Процесс общения протекает непросто. Наблюдая за ним, мы видим только внешнюю, поверхностную картину взаимодействия. Но за внешним лежит внутренний, невидимый, но очень важный слой общения: потребности и мотивы, т. е. то, что побуждает одного человека тянуться к другому и что он от него хочет. За тем или иным высказыванием, действием, обращенным к собеседнику, стоит особая потребность в общении.
С чего же начинается общение? Известно, что в первые две-три недели жизни ребенок не проявляет никакой инициативы по отношению к взрослому. Но несмотря на это, родители постоянно с ним разговаривают, ласкают, ловят его взгляд. Именно благодаря любви взрослых, которая выражается в таких простых действиях, ребенок в конце первого месяца жизни начинает сначала отвечать на них, а чуть позже и сам проявляет инициативу так называемым комплексом оживления. Младенец смотрит взрослому в глаза, улыбается, радостно гулит, размахивает ручками, выгибается всем тельцем, демонстрируя удовлетворение от его присутствия и привлекая к себе внимание.
Для того чтобы бодрствование ребенка было полноценным, надо вызвать у него положительные эмоции, формировать новые потребности и соответствующую активность. Это может сделать взрослый, общаясь с ребенком с первых месяцев его жизни. Без соответствующего воспитательного влияния взрослого жизнь ребенка бедна и примитивна. В этих случаях он на первом году безрадостен, вял, апатичен, неподвижен. В дальнейшем у такого ребенка задерживается развитие движений, речи.
Только в совместной игре с предметами ребенка и взрослого рождается первое слово малыша. Назвав игрушку, ребенок получает ее для игры. Наблюдая поведение детей в этой ситуации, М. Г. Елагина выделила три этапа в овладении активным словом.
На первом этапе все внимание ребенка и его активность направлены на предмет. Малыш изо всех сил тянется к нему, кричит «дай-дай, да-да-да!», всячески выражает свое желание овладеть игрушкой, нетерпение, протест против действий взрослого. При этом сам взрослый и произносимое им слово никакого интереса у ребенка не вызывают.
На втором этапе внимание малыша переключается на взрослого. Он смотрит на него и указывает пальчиком на предмет, сопровождая жест лепетом: «да-да-да, на-ка-на-ля». Но назвать предмет правильно пока не удается. Ребенок сердится, выражает недовольство.
На третьем этапе малыш начинает смотреть на губы взрослого и прислушиваться к слову, которое он произносит. Лепет прекращается, ребенок пытается произнести слово. И если это удается, то он радостно повторяет его снова и снова и через некоторое время уже предпочитает словесную игру долгожданной игрушке.
Только пройди через эти три этапа, ребенок 1-1,5 года начинает активно произносить слово.
Эмоциональное общение взрослого с ребенком возникает во время свободного бодрствования ребенка. На первом месяце отрезки бодрствования бывают короткими и зачастую целиком заполнены приемом пищи. До и после кормления, когда ребенок находится на коленях у матери, закладывается первая психическая связь с ребенком - общение на эмоциональной основе. Взрослый гладит ребенка, разговаривает с ним, ласково произнося различные звуки, и старается при этом фиксировать на себе его взгляд. На первых порах он остается внешне безучастным, не реагирует на воздействие взрослого. Но со временем, обычно к концу первого месяца - началу второго, ребенок во время такого общения становится спокойным, производит меньше движений, на лице его появляется довольное выражение, возникает ответная улыбка. Ребенок активно воспринимает общение с ним взрослого и положительно реагирует на него. Надо иметь в виду, что организовать общение с ребенком, заключающее в себе обращение и ответ, на первом и втором месяцах жизни довольно трудно. Но отсюда вовсе не следует, что пока ребенок не дает ответа, не надо с ним общаться. Поэтому при формировании речи важное значение имеет нормальное развитие слуха и речевого аппарата.
Ребенок «заражается» эмоцией матери, выражениям которой он умеет подражать. Чтобы возник эффект подражания со стороны ребенка, мать должна воспроизвести вначале внешнее проявление эмоции самого ребенка, и тогда эти проявления становятся в его подражательных усилиях более отчетливыми: улыбка делается определеннее, а звуки врожденного гукания, а затем и гуления, более активными. Показательны в этом отношении эксперименты С. Ю. Мещеряковой, которая наблюдала у детей первых недель жизни предпочтение к лицам тех людей, которые ухаживали за ними. Именно эти лица и их изображения вызывали у детей специфические реакции, в том числе и первую улыбку. Такие компоненты подражательного эффекта, как порозовение кожи, усиление блеска глаз, расширение зрачков, свидетельствуют о бессознательном характере подражательных процессов, осуществляемых по врожденным механизмам эмоционального «заражения». Чем больше физические характеристики эмоциональных высказываний матери уподобляются голосовым возможностям младенца, тем легче ему подражать ей и, следовательно, устанавливать с нею контакт. Чем полнее этот контакт, тем скорее врожденные звуковые реакции ребенка начинают приобретать национально специфические черты. Таким образом, бессознательно осуществляемые обучающие воздействия матери на ребенка раннего возраста приводят к социальной регламентации и национально-специфическому нормированию его врожденных эмоционально-выразительных поведенческих комплексов, в том числе и его врожденных звуковых реакций.
Винарская Е. Н. говорила, что свойство новизны предполагает относительное знакомство субъекта с соответствующими комплексами раздражений, ведь любой предмет может быть новым лишь по отношению к чему-либо уже известному из прошлого опыта. Материнские обращения к ребенку весьма близкие, но не тождественные тому, что свойственно врожденным голосовым реакциям самого ребенка, оптимальны для вызывания у него субъективного ощущения новизны и, следовательно, для развертывания по отношению к ним ориентировачно-исследовательской, а затем и коммуникативно-познавательной активности. Вслушиваясь в звучание материнской речи и сравнивая его со звучание собственного голоса, ребенок добивается в повторных подражательных усилиях максимального уподобления последнего первым.
Таким образом, развитие ребенка, начиная с периода новорожденности, ведется или детерминируется социальными факторами в виде бессознательно осуществляемых обучающих воздействий на него матери, а потом и других взрослых. Именно поэтому независимо от расовой и национальной принадлежности родителей ребенка его врожденные биологически обусловленные звуковые реакции приобретают на протяжении первых полутора-двух лет жизни структурные черты той социальной структуры, в которой ребенок воспитывается в это время. Появление в поведенческих комплексах ребенка нового класса врожденных звуковых реакций свидетельствует о том, что он готов к мотивационному усложнению своей коммуникативно-познавательной активности; когда же эти звуковые реакции начинают обнаруживать признаки социальной регламентации и нормирования, наблюдатель может сделать вывод о том, что обучающие воздействия окружающих взрослых уже привели к формированию возрастного операционно-технического новообразования. Подражательная активность малыша дает ему возможность продвинуться еще на шаг по пути знаковой структурации своих природных звуковых возможностей.
В коммуникативно-познавательной активности ребенка раннего возраста, осуществляемой бессознательно, вряд ли можно вычленять и такие структурные единицы поведения, как целевые предметные действия. Такая активность слагается, по-видимому, из комплексов, обусловливающихся условиями, в которых разворачивается безусловнорефлекторно мотивируемая деятельность ребенка. Так же невозможно для описания этой активности пользоваться привычными лингвистическими понятиями: врожденные звуковые реакции детей не имеют в своем составе ни лексико-синтаксических, ни фонематических, ни даже слоговых единиц. Опосредованные языком общества коммуникативно-познавательные средства речи еще должны сформулироваться в обучающем взаимодействии ребенка с его матерью (взрослым вообще).
До определенного возраста число понимаемых ребенком слов значительно превосходит число активно произносимых. И у некоторых детей этот период развития только пассивной речи сильно затягивается. Ребенок может вплоть до 2 лет, понимая все, что говорят ему взрослые, хорошо выполняя их просьбы, не произносить ни одного слова - либо вообще молчать, либо объясняться со взрослыми с помощью лепета и жестов. И все-таки речь при этом развивается. Обычно у таких детей переход к активной речи происходит внезапно. Еще вчера ничего не говорил, а сегодня уже все говорит развернутыми предложениями. И это понятно. Ведь достаточно богатый запас понимаемых слов становится активным словарем ребенка. И бывает так, что дети, упорно молчащие до 2 лет, в 3 года догоняют и перегоняют в своем развитии тех, у которых первые слова появились уже в 9 месяцев.
В первом полугодии формируется очень важная способность ребенка - умение подражать словам, произносимым взрослым. Однако развитие артикуляционного аппарата его таково, что в начале второго года малыш произносит слова облегченно: машина - "би-би", собачка - "ав-ав". Поэтому очень важно, чтобы взрослый давал для подражания слова "облегченные", сопровождая их словами, произнесенными правильно.

Период младенческих криков (с рождения до 3 месяцев)
Первый крик ребенка возникает как компонент стволово-подкорковые оборонительной реакции, обусловленной прекращением плацентарного кровообращения и охлаждением его тела во внешней атмосфере. Новая сложная синергия голосообразования образуется на наших глазах как побочное следствие врожденных синергий терморегуляции и дыхания; вначале она обслуживает оборонительное поведение ребенка. Существенно, что голосовая реакция во время первых дыхательного фактора недостаточно для голосообразования. Условия, необходимые для голосообразования, возникают в периоде новорожденности случайно, когда под влиянием резкого возбуждения симпатической нервной системы изменяются физические свойства мышц тела и возрастает объемная скорость вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. Стежительное подкрепление, ибо, реализуясь в крике, они способствуют наискорейшему устранению матерью дискомфортных состояний младенца.
А.Н. Гвоздев описывал крики новорожденных как выдыхание при суженной голосовой щели при более или менее раскрытой полости рта, вследствие чего получается звук гласного типа разной степени открытости. Характерно, подчеркивает А. Н. Гвоздев, что крик невозможно разбить на отдельные составляющие его элементы, выделить в нем те или иные звуки. Характерно, что младенческие крики бесконечно вариативны по своим акстическим свойствам: ни один ребенок не кричит одинаково дважды, и нет двух детей, крики которых подобны. Их невозможно запомнить и невозможно воспроизвести, ибо они не поддаются квалификации согласно каким-либо известным фонетическим признакам. Вместе с тем крики каждого ребенка обладают индивидуальными чертами, которые настолько хорошо выражены, что по особенностям криков можно опознать индивида так же безошибочно, как это делается по отпечаткам пальцев.
Крики как целостная реакция выражают дискомфортные функциональные состояния, а каждый отдельный крик, сопряженный с одним дыхательным циклом, выражает относительную степень и фазу этого состояния.
Таким образом, в звуковой структуре врожденных младенческих криков, возникающих в связи с развитием дискомфортных состояний, обнаруживаются переходящие друг в друга четыре зоны различной субъективной ценности. Там, где оборонительная реакция неиболее или наимение интенсивна (зоны максимальной и минимальной субъективной ценности), голосовая реакция искажается и маскируется шумами или вообще не выявляется замещаясь шумами. Там же, где интенсивность оборонительной реакции умеренная (зоны умеренной субъективной ценности), - в начале криков и на их спаде, - там голосовая реакция наиболее отчетлива и отдаленно напоминает гласные звуки речи или журчание ручья.
Начиная с третьего месяца, по характеру крика мать может определить состояние своего ребенка: мокрый, голодный, болит живот. Поэтому принято подразделять крики детей на три вида: крики «боли», крики «удовольствия» и крики «голода».
Понятно, что короткость голосовых связок младенца благоприятствует включению в вибрацию мышечных стенок высокочастотных резонаторов. Условия для вибрации низкочастотных резонаторов могут возникнуть в заключительную фазу крика на спаде эмоционального состояния. И действительно, по некоторым данным, у половины детей крик заканчивается низкими звуками. Другими словами, звуковые волны, образующиеся в речевом тракте, могут подвергаться не только положительной, но и отрицательной интерференции и, следовательно, мощность голоса может резко падать.

Период гуления ( с 3 до 6 месяцев)
Наблюдения показали, что младенец уже первой недели жизни реагирует на речь человека, а с конца второй недели он прекращает крик, как только с ним начинают разговаривать. Замолкая, младенец внимательно следит за матерью и запечатлевает в памяти особенности ее эмоционально положительного поведения: неторопливые и плавные движения рук, головы и глаз, медленный темп и громкость ее речи. Подражая матери, он постепенно снижает ситуации такого же эмоционально положительного общения с нею интенсивность своих двигательных реакций и криков. Следовательно, мать совершенно бессознательно для себя достигает в процессе ухода за своим младенцем того, что элементы его оборонительного поведения становятся составными частями поведения коммуникативно-познавательного. В поведенческих ситуациях высокой субъективной ценности (например, в ситуации голода и болей в животе) младенец, уже воспроизводящий звуковые комплексы гуления, сохраняет способность кричать громко и сопровождать свой крик резкими беспорядочными движениями рук и ног.
На втором месяце увеличивается время бодрствования ребенка, а это расширяет возможности воспитательного воздействия на него со стороны окружающих взрослых. Здесь задача состоит в том, чтобы уловить взгляд ребенка, задержать его на себе и при этом заиграть с ребенком, воздействуя одновременно на его зрение, слух.
К 2,5-3 месяцам жизни коммуникативно и познавательно опосредованные комфортные состояния внутренней среды становятся потребностью ребенка, поэтому он снова и снова воспроизводит тот комплекс поведенческих реакций, который, как свидетельствует его опыт, стимулирует мать к эмоциональному общению с ним.
А. Н. Гвоздев характеризовал гуление в отличие от криков как «согласные, возникающие на фоне скользящего гласного и фонетически мало определенные с точки зрения их места образования». По преимуществу эти согласно-подобные компоненты гуления имеют гортанно-глотачно-заднеязычное происхождение, что и отражается в терминах «гукание», «воркование», «гуление». Согласно-подобные элементы обычно палатализованы, т. е. звучат мягко. Наблюдается обилие шумов типа аффрикат, бывают хрюкающие и всхрапывающие звуки, звуки, обусловленные дрожанием нёбной занавески. Язычных звуков практически нет. Губные звуки представлены только в губно-губном варианте: по большей части они носовые и часто смягчены.
По мнению Р. Якобсона, освоение совокупности гласных звуков или вокализма обычно начинается с широкого гласного, затем узкий гласный начинает противополагаться широкому гласному, а спустя еще некоторое время возникает система из трех гласных, что и составляет вокалический минимум в живых языках мира: а, и, у. Имея в виду эти данные, следует думать, что раньше всего ребенком осваиваются национально-спецефические варианты эмоционально-выразительных а-тембров, потом и- и у-тембров, т. е. тех тембров, которые превалировали у него в разных типах криков.
На третьем месяце возникает новое - ребенок уже сам ищет взрослого взглядом для общения с ним. Ребенок останавливает на нем длительный, сосредоточенный взгляд и улыбается. В ответ на приветствие взрослого ребенок выражает большую радость - смеется, взвизгивает. Н. Л. Фигурин и М. П. Денисова назвали такое выражение радости «комплексом оживления». Инициатива общения сейчас уже принадлежит ребенку.
У младенца появляются первые короткие звуки: г...к...кхы. В период гуления здоровый ребенок произносит много звуков, например: а-а-а, а-гу, бу, бум, ма, ам, тль, пль, пф. При молчаливом уходе за ребенком появление первых звуков запаздывает, и речь начинает развиваться позднее.
На четвертом месяце жизни ребенка самое значительное приобретение заключается в развитии общения между ним и взрослым посредством речевых звуков. Кроме того, в течение этого месяца наблюдаются некоторые сдвиги в развитии движений ребенка. Он начинает прислушиваться к голосу взрослого, искать его и, встретившись с ним взглядом, отвечать звуками, громким смехом.
На третьем месяце ребенок реагирует на «разговор» с ним взрослого смехом, некоторыми звуками голоса, движениями ручек и ножек. Но на четвертом месяце слуховое восприятие приобретает особое значение во взаимоотношениях ребенка со взрослым. Он перекликается со взрослым на расстоянии, когда слышит голос и одновременно видит взрослого.
Несколько увеличивается число звуков, которые произносит ребенок: гласные звуки «а», «э», «у», «и», согласный звук «р», а у некоторых детей появляются сложные комплексы звуков, вроде «агу», «тиль», «тилья» и т. п. Кроме этого, некоторые дети часто начинают пользоваться в общении высокими певучими звуками наподобие трели, которые они произносят с большим напряжением. Изменяется и характер всех звуков, произносимых детьми: вместо отрывистых сейчас преобладают протяжные, певучие звуки («а-а-а», «р-р-р»). В своих исследованиях Н. Л. Фигурин и М. П. Денисов установили, что смена коротких звуков (гуканье) протяжными, певучими звуками (гуление) происходит одновременно с изменением движений ребенка. Это связано, по их мнению, с тем, что он приобретает способность к более длительному сокращению отдельных мускульных групп. Этими исследователями была установлена и вторая особенность произнесения звуков ребенком: произнесение звуков, как и выполнение движений, осуществляется им под контролем высших органов чувств: звуки произносятся под контролем слуха, а движения выполняются под контролем зрения.
Подражание звукам требует в первую очередь прислушивания к звукам голоса взрослого и произнесения их ребенком под контролем слухового восприятия. Вопрос о подражании звукам в раннем возрасте вызвал много споров среди исследователей-психологов. Одни утверждали, что дети в этом возрасте способны подражать звукам, а другие это отрицали.
Наблюдая детей, воспитывающихся в коллективе, им удалось установить факт подражания звукам у ребенка в очень раннем возрасте. Если, общаясь с ним, произносить звуки, которые умеет произносить и он сам, тем же тоном, в ответ могут последовать такие же звуки. Меняя звуки, например, «а-а-а», на «р-р-р», можно вызвать такие же изменения звуков у ребенка. Переход его от одних звуков к другим происходит после маленькой паузы. Ребенок произносит звуки, повторяя их многократно. Дети начинают произносить звуки и вне ситуации общения. Это подготовляется в течение долгого времени, в процессах общения ребенка со взрослым. Каждое общение со взрослым оставляет после себя след. Ребенок сохраняет некоторое время хорошее приподнятое настроение и продолжает гулить. Все это приводит к тому, что произнесение звуков становится самостоятельной деятельностью ребенка.
Расцвет гуления падает на 4-6 месяцы жизни. Видимо, к этому времени ребенок полностью осваивает национальную специфику эмоционально-выразительного вокализма родной речи. Как известно, гласные звуки реализуются в речи в виде различных аллофонов, зависящих как от позиции гласных в слове (позиционные аллофоны), так и от соседних с ними согласных (комбинаторные аллофоны). Тембр гласного наиболее отчетливо обнаруживается на протяжении его относительно стационарного участка, а поскольку такие участки характеризуют тембры основных позиционных аллофонов гласных, то, по-видимому, освоение родного вокализма начинается именно с них. Научаясь распознавать форматные области отдельных аллофонов гласных родного языка, ребенок переходит к дифференциации соответствующих двигательных, в данном случае артикуляторных, сноровок.
Для понимания дальнейшего развития коммуникативно-познавательных средств важно подчеркнуть, что в звуковых комплексах гуления обладают эмоциональными значениями лишь вокализованные участки. Связующие же их более или менее зашумленные участки эмоционально незначимы. При восприятии материнской речи ребенок точно так же принимает во внимание лишь ее вокализированные участки, а все то, что находится между ними, он игнорирует. Однако такое отношение к зашумленным участкам потока материнской речи постепенно изменяется. Период гуления завершается тем, что ребенок на грани первого полугодия начинает опознавать специфические гласные тембры из безударных слогов, в которых они слиты с шумовыми элементами слога. Переход к восприятию «трудных» зашумленных участков материнской речи связан с усилением коммуникативно-познавательной мотивации и, следовательно, активации соответствующих актов. Отсюда можно заключить, что в периоде освоения эмоционально-выразительного вокализма возрастает коммуникативно-познавательная активность ребенка вообще. С точки зрения фонетики умение опознавать эмоциональные значения тембра зашумленных гласных означает, что ребенок перешел к бессознательному восприятию синкретичных сочетаний согласного и гласного звуков, т. е. сегментов речи меняющейся звучности. Однако, воспринимая такие сегменты меняющейся звучности, ребенок подвергает эмоциональной интерпретации по-прежнему лишь их вокальные или гласные компоненты. Начиная непроизвольно различать, а потом и подражательно воспроизводить синкретично слитые с вокальными шумовые элементы материнской речи, ребенок нормирует их звучание в соответствии с закономерностями родной речи. Важнейшими в этом процессе нормирования оказываются и-образные тембровые переходы между шумовыми и вокальными элементами - основа будущих характернейших для русской речи мягких согласных. С этих-то переходных участков и начинается временное упорядочение шумовых частот в звуковых комплексах гуления.
Научиться говорить ребенок может только на основе деятельности. На четвертом месяце дети обычно начинают бормотать, а уже на шестом многие пробуют подражать услышанным звуковым сочетаниям.
Взрослым доставляет большое удовольствие слушать малыша, вести с ним короткие диалоги, побуждать его к бормотанию. Бормотание - важное упражнение для последующего говорения. Повторяются простые, обычно бессмысленные слоги, которые по-разному комбинируются друг с другом. Малыши с удовольствием повторяют такие звукосочетания как «ма», «ха» и др.
Пятый-шестой месяцы дают большой сдвиг в нервно-психическом развитии ребенка. В инициативные обращения ребенка к взрослому включаются разнообразные речевые звуки и движения, имеющие целенаправленный характер.
На пятом-шестом месяца, как движения, так и звуки выделились из общего состава выразительных движений. Ребенок уже несколько овладел своими движениями и голосовым аппаратом. Он пользуется движениями и звуками как специальными средствами общения.
На этом этапе возникает еще одна особенность в общении ребенка со взрослым. Ребенок произносит звуки и производит движения в качестве средства заставить взрослого обратить на себя внимание и «выразить» ему свои желания. Своеобразие этого общения заключается в том, что ребенок произносит звуки, как только заметит взрослого издали. Эти звуки не только выражают его радость при виде взрослого - они адресованы ему, служат тому, чтобы заставить взрослого приблизиться. Звуки становятся для него инициативной формой общения со взрослым и средством выражения своих желаний.
В этот период большую роль в общении ребенка со взрослым начинает играть его память. Прошлый опыт помогает ребенку более четко дифференцировать настоящее. Он узнает своих и отличает их от чужих. Все это подготовляет ребенка к самому важному шагу - к общению со взрослым на основе понимания. В конце первого полугодия ребенок начинает обращать внимание на движения и действия взрослого и обнаруживать их понимание. Когда взрослый протягивает ребенку руки, он, посмотрев на них, в ответ протягивает свои.
На данном возрастном этапе в развитии ребенка выделяется и еще одна важная линия: развитие подготовительных этапов активной речи. В 4 месяца малыш длительно гулит, к 5 месяцам у него появляется певучее гуление, с разной интонацией. Он гулит часто и подолгу: в ответ на эмоциональное общение с ним взрослого, во время спокойного бодрствования, при рассматривании игрушки. Если ребенок слышит голос взрослого или самого себя, продолжительность гуления удлиняется, и оно становится более разнообразным. Для развития гуления обязательным условием является хорошее самочувствие и положительное эмоциональное состояние ребенка.
К 5-6 месяцам малыш произносит согласные звуки: п, б, т, д, м, н, л и др. Появляются первые слоги (сочетание гласного и согласного звука): па, ба, ма, т. е. лепет. Этому способствует развитие артикуляционного аппарата и слухового сосредоточения, речевого слуха. Ребенок слышит звуки, произносимые взрослым, слышит сам себя и начинает произносить звуки и слоги повторно.
Подведем краткие итоги. Возникновению у ребенка речи предшествует подготовительный период, на первом этапе которого (в течение первого полугодия жизни) формируется эмоциональное общение, имеющее очень большое значение для всего последующего развития ребенка, в том числе и для развития его речи.
• на первом месяце жизни ребенок еще не умеет воспринимать воздействие и отвечать на него, поэтому устанавливать общение с ним очень затруднительно;
• на втором месяце жизни можно организовать общение с ребенком путем воздействий на его зрение, слух и осязание, которые вызывают у него в ответ положительные эмоции, а к концу второго месяца - в ответном взгляде, громком смехе со взвизгиванием и движением ручек и ножек;
• на третьем месяце у ребенка возникает потребность в общении со взрослым, оно осуществляется уже по инициативе самого ребенка; в ответ на приветствие взрослого ребенок выражает свою радость («комплекс оживления»);
• на четвертом месяце ребенок начинает прислушиваться к человеческому голосу, возникает общение на основе речевых звуков, при этом общение со взрослым осуществляется по инициативе ребенка;
• на пятом и шестом месяцах ребенок сам встречает взрослого звуками голоса, а также произносит звуки в своей самостоятельной деятельности вне ситуации общения.

На основании прежнего опыта ребенок узнает людей, предметы и начинает различно на них реагировать. Он также различает мимику и голос взрослого, некоторые его движения и действия. Все это является основой для возникновения у ребенка понимания речи.

 

 


Источник: hippocrate.narod.ru
 

Новости

Кукла – это важный спутник девочки на протяжении многих лет. Важно правильно подобрать игрушку, чтобы она помогла воспитать в ребенке необходимые качества, подготовить к будущей роли материнства.

Прочитать материал можно в нашей Энциклопедии

Женские новости

«Космополитичность» ребёнка Дмитрия Пескова

Елизавета Пескова поделилась своими взглядами «космополита» с интернет-сообществом. Девушка уже давно не живет в России, в настоящий момент времени обучаясь в одной из престижных бизнес-школ Парижа.

Все новости

Как создать неповторимую Линеечку за 3 минуты

Сделать домашней страницей

Случайное видео

Ярик катается дома с горки
А. Нютка, Кисловодск
Всё видео